Пятница , 17 сентября 2021
Главная / Т. М. Хабарова / 30-летию образования Большевистской платформы в КПСС

30-летию образования Большевистской платформы в КПСС

К 30-летию образования
Большевистской платформы в КПСС

Т.Хабарова
Возрождение большевизма в СССР
в эпоху информационно-психологической войны.

Москва, 8 июня 2021г.

Возрождение большевизма в СССР
в эпоху  
информационно-психологической войны.
(К 30-летию образования Большевистской платформы в КПСС)

Дорогие друзья,
соратники, единомышленники!

Сегодня мы празднуем 30-летий юбилей достаточно необычной организации – Большевистской платформы в КПСС.

Самый факт, что организация эта сумела тридцать лет продержаться на общественно-политической арене и не только не собирается никуда отсюда уходить, но наоборот, выказывает явную тенденцию к расширению и укреплению своего здесь присутствия,− самый этот факт свидетельствует, что существование Платформы связано с какими-то глубинными корнями и истоками всей Советской системы, за восстановление которой мы боремся, и что без разговора о дальнейшей судьбе этих корней и истоков здесь не обойтись.

Итак, пока я от имени Исполкома Съезда граждан СССР, участников Движения граждан СССР, наших Информцентров, Советов, Оргбюро Большевистской платформы и иных наших ячеек поздравляю всех вас, дорогие товарищи, с тридцатилетием организации, которая на Расширенном пленуме своего Оргкомитета 13 июля 1996г. охарактеризовала себя как инициативное ядро будущей большевистской, ленинско-сталинской КПСС. (http://cccp-kpss.narod.ru/bpk/konf/
rplen96/O5god.htm
)

Если мне в ответ захихикают: а где, мол, она сама-то, эта восстановленная ленинско-сталинская КПСС, то я напомню, что после кончины И.В.Сталина в 1953г. разрушение партии шло шестьдесят с лишним лет, в целом же Третья мировая (информационно-психологическая) война против нас, и в первую очередь против партии, продолжается свыше семидесяти лет, причём ведётся на государственном уровне и государственными средствами, включая финансирование,− так за какой же срок вы хотите, чтобы со всем этим справилась горстка энтузиастов «голыми руками»?

Спросим теперь, а что такое, вообще, большевизм?

Со всей очевидностью, это теория и практика приведения к власти трудящихся масс: рабочего класса в союзе с трудовым крестьянством и трудовой интеллигенцией.

Сказать о «власти трудящихся», и то столетиями было очень и очень непросто: ведь сколько «идеологов» на разные лады доказывали, что те, у кого в руках, выражаясь символически, серп и молот, никоим образом быть субъектами власти не могут и никогда таковыми не стнут.

И тем не менее, под руководством В.И.Ленина и большевиков-ленинцев в нашей стране в 1917 году удалось установить такую систему власти, которая через короткое время могла бесспорно и с чистой совестью заявлять о себе, что она есть именно власть трудового народа, если не в абсолютной полноте этого определения, то во всяком случае в весьма и весьма убедительной мере. И наш долг сегодня – твёрдо стоять на страже этого неоспоримого факта, отбрасывать расплодившиеся заверения, какими бы «авторитетами» они ни подмазывались, будто «никакой Советской власти у нас никогда не было» и т.п.

Советская власть была, народ наш сумел достичь этого рубежа и выйти на него, но ввиду бешеного противодействия старого, отживающего мира – путь этот и выход на этот рубеж стоили (и ещё будут стоить) воистину сверхчеловеческих усилий, и об этом надо иметь самое ясное представление, ибо всё это нам придётся проделать во многом едва ли не заново.

И вот, номинальное завоевание власти трудящимися в Великом Октябре 1917 года свершилось; не надо исподтишка злорадствовать, что, мол, в Совнаркоме у В.И.Ленина сидели евреи, никаких рабочих и крестьян там не было. Ведь главный завет научного коммунизма – уничтожение частной собственности на средства производства – оказался выполнен, а какая вам разница, в конце концов, кем были по этническому признаку люди, конкретно выполнением этого завета занимавшиеся.

Средства производства обобществлены, национализированы (включая землю), они перестают быть товарами, и тем самым сделан решающий шаг к построению неэксплуататорской экономики,− ради чего и совершается пролетарская революция.

А что значит неэксплуататорская экономика,− это значит такая, где нельзя паразитически присваивать плоды чужого труда через куплю-продажу рабочей силы, т.е. рабочая сила также должна перестать быть товаром. И это постепенно было достигнуто: рынок труда, рынок рабочей силы исчез вместе с окончательной ликвидацией внутреннего рынка средств производства, с завершением НЭПа.

Между тем, у нас ещё по сию пору не перевелись «специалисты», которые считают, что закрепление за трудящимся права на его рабочую силу как на собственность, на товар,− это для него большое благо, тогда как в действительности это глубочайшее заблуждение. Ибо, относясь к своей рабочей силе как к товару, трудящийся и работодателя провоцирует относиться к ней как к товару; т.е., купив её за заработную плату, далее бесконтрольно и неограниченно присваивать приносимый ею прибавочный продукт.

Социализм же, как новая формация, созидаемая большевиками после обретения власти, как раз на этом-то бесконтрольном присвоении прибавочного продукта и ставит жирный крест: прибавочный продукт теперь ОБОБЩЕСТВЛЯЕТСЯ, он аккумулируется, распределяется и используется только по государственным каналам, и паразитарное завладение им в общественном плане исключено.

Система ОБОБЩЕСТВЛЕНИЯ ПРИБАВОЧНОГО ПРОДУКТА, получившая наименование «сталинской экономической модели», и была создана в 30-е – 50-е годы XX века. И это явилось достижением всемирноисторического уровня – достижением, к которому нам необходимо вернуться, а всему прочему прогрессивному человечеству – на этот уровень подняться, выйти.

Между тем, фундаментальной разборки требовали «рыночные» зависимости не только в экономико-производственной сфере, но и на другом фланге – в сфере надстроечной. Ибо ведь что такое представительная демократия, хотя бы даже и в советском варианте,− это же, по существу своему, рынок власти, где в роли денег выступают голоса избирателей на выборах или депутатов в законодательствующих органах разного масштаба.

К тому же, в монопартийном государстве эта конструкция утрачивает своё главное достоинство, идущее от рынка,− служить инструментом выявления ОППОЗОЦИОННОСТИ  в обществе, поскольку здесь нет оппонирующей партии, которая могла бы легальными путями добиться численного перевеса и откорректировать или даже вовсе сменить курс национального руководства.

И двухпартийности в таком государстве допустить тоже никак нельзя, ибо диктатура пролетариата – это не просто одна партия вместо многих, а это другая структура власти, и «вторая партия» тут неизбежно превратится из инструмента корректировки правительственного курса в очаг контрреволюции и эпицентр борьбы за свержение существующего строя.

Стало быть, нужен какой-то совершенно новый ПРИНЦИП ОППОЗИЦИОННОСТИ; и это ещё одна гигантская головоломка, ничуть не меньшая, чем та, которая разыгрывается в экономике.

И.В.Сталин ещё в 1920-х годах выдвинул, в качестве такого осовремененного принципа оппозиционности, программу всемерного развёртывания массовой низовой критически-творческой инициативы, которую мы уже в наши дни предложили именовать «сталинской демократической моделью».

Но если экономическая модель Сталина была разработана до практического применения и успешно внедрена в действительность, то судьба его (не менее замечательного!) открытия в области демократии оказалась не столь счастливой, и оно по разным причинам так и не было практически внедрено ни при жизни его, ни – тем паче – после его кончины.

Впрочем, ведь и сталинская противозатратная модель, едва лишь её создатель покинул общественно-политическую арену, сразу же подверглась жесточайшим атакам классового и геополитического врага, и на три четверти столетия погрузилась во мрак фашиствующего правотроцкистского обскурантизма. Так что современным большевикам придётся возродить к политическому бытию (или воплотить в таковое) оба сталинских детища, о которых мы выше рассказали.

А рассказали мы обо всём этом для того, чтобы сделалось ясно:
если большевизм, это приведение трудящихся к власти, то в экономике это означает – передать им всю полноту обладания продуктом их же собственного труда, а в политике – обеспечить незыблемую защищённость  ответственной и конструктивной критики, ибо без этого труд-творчество не сможет вытеснить труд-рабочую силу и ввести человечество в готовую нас принять высшую фазу коммунистической формации.

Советская философская мысль
в период разгула хрущёвщины и «либермановщины».
Всесоюзная конференция сторонников
Большевистской платформы в КПСС,
Минск, 13­–14 июля 1991г.:
учреждение Большевистской платформы в КПСС.

«Возглавить, чтобы увести в сторону»,–
но в отношении Платформы
этот имитаторский приём не сработал.

В советской философской науке по самой логике вещей не могло не сохраниться здоровое марксистское ядро, которое отринуло хрущёвщину и продолжило развитие по линии Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина.

Судить о делах надо по результатам, результаты же деятельности этого ядра таковы, что к моменту контрреволюционного кризиса конца 80-х – начала 90-х годов советские «сталинисты» подошли идеологически отнюдь не безоружными.

Да, публиковаться они нигде не могли, но всё написанное аккуратно перепечатывалось на хорошей пишущей машинке и заказной почтой отправлялось во всевозможные партийно-государственные, правительственные, академические, газетно-журнальные и прочие относящиеся к делу адреса.

Не думаем, что эта переписка, пускай и безответная (по большей части) была так уж бесполезна.

К примеру, в «доисторические» времена, когда мы не имели ещё сайта в Интернете, у нас появились, были отосланы адресатам и распространялись в машинописном или ксерокопированном виде следующие материалы (сегодня все они доступны на сайте cccp-kpss.narod.ru, многие опубликованы в микротиражной прессе или вошли в издаваемые нами книги):

Письма 1976г. Л.И.Брежневу (Меморандум Съезду) и М.А.Суслову;

Письма председателю КГБ Андропову 1978 и 1979гг.;

Письма в Госплан СССР январь, апрель 1987г. и сентябрь 1989г.;

Письмо в «Правду» Д.Валовому 1987г. против Закона о государственном предприятии (объединении);

Появились уже и такие «хиты» современного марксизма, как «Свободные профсоюзы» и иные события в ПНР в свете марксистской концепции двух фаз коммунистического революционного процесса, 1981г., письмо в редакцию «Коммуниста» Р.Косолапову;

Снова об общественно-методологической функции диалектики, о проблематике развития с этой точки зрения и о «системном подходе», 1980г., письмо в редакцию «Вопросов философии»;

Марксистская диалектика как теоретическое обобщение и систематизация «метода исторического творчества» рабочего класса, 1980г., письмо в Отделение философии и права АН СССР, акад. А.Г.Егорову.

И др.; здесь не представляется возможным привести сколь-либо подробную опись всего, что было проделано трудолюбивым «марксистским ядром» в советской философии за годы правотроцкистского безвременья.

Суммируя, когда XXVIII съезд КПСС (июль 1990 года) допустил существование в партии платформ, хотя бы на предсъездовский период, и сама собой возникла мысль,− а не попробовать ли организовать в КПСС Большевистскую платформу, то тут же обнаружилось, что материала для её появления более чем достаточно.

В январе 1991г. Политисполком Всесоюзного общества «Единство» вынес решение о составлении учредительного документа Платформы, а выполнять это поручили председателю идеологической комиссии «Единства» Т.Хабаровой, которая в общество «Единство» вступила по приглашению Н.Андреевой летом 1989г.

Излишне уточнять, это и так ясно, что Хабарова имела самое непосредственное отношение к вышеупомянутому «марксистскому ядру», т.е. никаких консультантов и помощников ей не понадобилось. Всего за два месяца требуемый документ, к марту 1991г., был написан, отксерен в стольких экземплярах, сколько могло поместиться в коробку из-под ксероксной бумаги и отправлен в этой коробке Н.Андреевой в Ленинград. В том же виде, как он убыл из Москвы и прибыл в Ленинград, он фигурировал и на учредительной конференции Платформы в Минске в июле 1991г., никто, кроме Хабаровой, рук к нему не прилагал.

И конечно же, всё это было бы совершенно немыслимо, если бы этому не предшествовала примерно двадцатилетняя прилежная работа Хабаровой в составе и в статусе того самого «ядра». И не была бы накоплена вся та необъятность наработок, выжимкой из которых и стал, по существу, документ Большевистская платформа в КПСС.

Всесоюзная конференция сторонников Большевистской платформы в КПСС состоялась 13–­14 июля 1991 года в Минске, в ней приняли участие около тысячи человек, и она убедительно показала, что идея возвращения к большевистским, ленинско-сталинским первоначалам в партии и во всей нашей общественной жизни встречает всё более сочувственный отклик в народе,­ несмотря на поднятый горбачёвцами «девятый вал» правореставраторского беснования.

Минская конференция приняла – со стандартными для таких случаев, по существу своему формальными оговорками,– представленный на её рассмотрение проект учредительного документа. Собственно, это был не проект, а сам документ как таковой, поскольку в процессе подготовки к Конференции он никаким переделкам не подвергался.

Слишком высок был научный уровень представленного материала, чтобы редактировать его «с кондачка», а серьёзных замечаний,­– которые в чём-либо существенно противостояли бы авторскому тексту,– таких замечаний не получилось.

Собственно, так оно и должно было быть, ничего удивительного и «зазорного» в этом нет: на таком изломе истории, если выпускать идеологические документы, то они и впрямь должны быть научно неуязвимы, причём не только для врага, но и для не в меру придирчивых друзей.

Содержание документа Большевистская платформа в КПСС мы здесь пересказывать и комментировать, естественно, не будем: мы этим занимаемся, слава богу, 29 лет, и единомышленникам нашим пора уже просто всё это знать, а кто до сих пор не знает, рекомендуем упомянутый документ лишний раз перечитать.

Но вот на что чрезвычайно важно обратить внимание, так это на то, что в Минске было принято не только развёрнутое идейно-теоретическое обоснование сегодняшнего большевистского подхода, а также и программа практических действий по спасению страны.

Содержалась она в Резолюции о политическом недоверии М.С.Горбачёву как генеральному секретарю ЦК КПСС, которая требовала:
        созыва Чрезвычайного XXIX съезда КПСС;
        отстранения М.С.Горбачёва и его наиболее ревностных сподвижников со всех выборных партийных постов и исключение их из рядов КПСС;
        отзыва указанных лиц со всех государственных постов, куда они попали только потому, что являлись высокопоставленными партийными функционерами;
        радикально пересмотреть линию партии в области партийного строительства, идеологической деятельности, внешней и внутренней политики, обеспечить вывод страны из контрреволюционного кризиса не путём реставрации капитализма, а через всеохватывающее социалистическое обновление;
        расследовать причины и механизмы складывания беспрецедентно опасной контрреволюционной ситуации в стране в 1985–90 годах, определить виновных в разжигании и нагнетании контрреволюционного кризиса, привлечь их к партийной и иной ответственности.

Странным образом, Резолюция не попала в подборку материалов Конференции, составленную Н.Андреевой, а в дальнейшем о ней вообще и речи не шло как об одном из важнейших документов Минского форума.

Между тем, без неё попросту невозможно понять всю фабулу Конференции в целом: чего же добивались в Минске и каким способом предполагали решить поставленные задачи?

Спрашивается, зачем тогда было создавать на Конференции Оргкомитет по созыву XXIX съезда КПСС?

Ведь Конференция,– заметьте,– никакого руководящего органа Платформы как таковой не образовала, а «замахнулась» сразу на орган по созыву общепартийного съезда,– который и был объявлен заодно руководящим центром Большевистской платформы.

Вряд ли Платформа, только что возникшая и номинально ещё не знавшая, как отнесутся к факту её возникновения в ЦК КПСС, была компетентна подобные решения принимать.

Как бы там ни было, Н.Андреева завершила Минскую конференцию председателем Оргкомитета по созыву XXIX съезда КПСС. Из 17 избранных в этот Оргкомитет участников Конференции наибольшие возражения со стороны его новоявленного председателя вызвала кандидатура… Хабаровой. Делегаты Конференции доводов Андреевой не поняли и Хабарову всё равно избрали, но в контексте воспоследовавших событий это уже не имело никакого значения.

Ибо сам Оргкомитет-то оказался типичнейшей «уткой»: но не будем забегать вперёд.

В конце июля – начале августа 1991г. партия ещё существовала, документация по Большевистской платформе была направлена в ЦК КПСС, и ЦК Платформу признал. И это важный момент: пусть нам не говорят, что Платформа, мол, «не в КПСС, а где-то там, неизвестно где».

В двадцатых числах августа грянула провокация с ГКЧП, а в сентябре кукловоды Андреевой дёрнули за какие-то совсем другие ниточки, и вместо пламенных призывов к большевизации КПСС мы в изумлении услышали понёсшиеся из Ленинграда бредни о том, что КПСС – это разлагающийся труп, который только всё отравляет вокруг себя, его не реанимировать надо, а по возможности скорей похоронить, и у нас теперь будет не какая-то растленная КПСС, а новая, кристально честная и чистая ВКПБ.

С редкостным бесстыдством, с отработанным лживым апломбом нам на нашем же собственном примере продемонстрировали излюбленный трюк психоинформационной войны – «возглавить, чтобы увести в сторону».

Само собой разумеется, что ни в какие «стороны» мы уходить не собирались, остались на магистрали, проложенной через Минск.

Совершив своё гнусное предательство, Андреева принялась вопить, будто Большевистская платформа прекратила своё существование, будто она была нужна лишь как некий предварительный этап к созданию пресловутой имитаторской ВКПБ.

И в самом деле, можно думать, что силы психоинформационной войны, чьей марионеткой Андреева и являлась, планировали через возглавляемые ею обманки «Единства» и лже-Большевистской платформы выманить отовсюду неоспоримо возрождавшийся в старне марксизм-сталинизм, он же большевизм (в первую очередь в лице прекрасно известной им ещё с 70-х годов Хабаровой), поставить всё это под свой контроль и накрыть прочным имитационным колпаком, на роль которого предназначалась ВКПБ.

Т.е., предполагалось провернуть такую же задумку, как с Референдумом 17 марта: «голосовали за одно, а получили прямо противоположное». Видимо, потому и полезла Андреева так опрометчиво в «председатели Оргкомитета по XXIX съезду», что наверняка знала заранее: под её «руководством» Большевистская платформа ни к какому XXIX съезду не приведёт, всё это туфта, которую никто не намеревается осуществлять.

И точно так же, как Советский народ (отнюдь, отнюдь не без нашей помощи!) 17 марта оказался «хитрее» политтехнологов психотронной войны и сумел извлечь из формулировки Референдума нужную изюминку для себя, оставив незадачливых обманщиков «с носом»,– так же и большевики – сталинцы преспокойно извлекли из эпопеи с Андреевой все нужные им изюминки. Изюминки же эти были – сама Конференция в Минске, которую без андреевских «спонсоров» провести бы не удалось, и регистрация Платформы в ЦК КПСС. И пускай все телекамеры со всеми «юпитерами» моментально отключались, едва лишь Хабарова выходила на трибуну Конференции, но самый факт, что она на эту трибуну выходила и что радикально большевистские тексты с трибуны этой прозвучали,– ведь его из истории уже не вычеркнешь,

Что ж, с непутёвой собаки хоть шерсти клок, и мы все причитавшиеся нам «клочья собачьей шерсти» прилежно собрали и вполне адекватно ими воспользовались.

И никуда Платформа не делась, не «исчезла» после выскакивания на политическую арену межеумочной ВКПБ. Соперничать Платформе в возрождении большевизма как политико-философской доктрины глобального, всемирноисторического уровня эта убогая скороделка не могла, об этом смешно даже и говорить. А где нет фундаментальной научной основы, там и практических рекомендаций впечатляющих ждать не приходится.

Итак, Платформа 20 ноября 1991г. официальным Заявлением подтвердила свой бренд – Большевистская платформа в КПСС – и свой статус платформы в Коммунистической партии Советского Союза;
        выразила свою неизменную приверженность принятому в Минске учредительному документу;
        напомнила коммунистам, что первичные организации КПСС никто не запрещал;
        призвала коммунистов сохранять первички КПСС и вести партийную работу в качестве членов Коммунистической партии Советского Союза.

В ответ на разглагольствования Горбачёва о том, будто он, якобы, «распустил» партию, член Большевистской платформы, молодой коммунист Юрий Суслин произнёс свою, ставшую уже знаменитой тираду, которую без преувеличения можно назвать исторической, ибо она ознаменовала собою незамедлительно наступившую новую стадию в нашей борьбе за воплощение решений Всесоюзного форума в Минске, в усугубившейся обстановке оголтелого ельцино-фашистского беспредела в отношении партии:

Партию может распустить только съезд, а съезд может быть созван только Пленумом ЦК. Надо найти не перетрусивших членов ЦК и заставить их провести Пленум, а Пленум пусть созовёт Съезд, а Съезд пусть попробует сказать нам, что партии «больше нет».

(Сравните с самоуправством Андреевой, которая на Минской конференции образовала внеуставной «оргкомитет по созыву XXIX съезда», помимо Пленума ЦК и без единого члена ЦК в этом «оргкомитете».)

Секретарь-координатор Платформы Хабарова сразу же безоговорочно поддержала «программу Суслина», и выполнение этой программы началось, не откладывая в долгий ящик.

В качестве «не перетрусившего» члена ЦК КПСС мы наметили тогдашнего руководителя Союза коммунистов А.Пригарина, и 4 января 1992г., на заседании Союза коммунистов, проходившем на квартире у Е.Кафырина, Суслин и Хабарова в ходе полуторачасовой «атаки» на Пригарина, добились от него согласия попробовать организовать Инициативную группу по созыву Пленума ЦК.

Итак, с января 1992г. развернулся процесс «реанимации» КПСС, приведший к возникновению СКП–КПСС и всего прочего, о чём скажем ниже; а сейчас мы хотим, чтобы восторжествовала, наконец, историческая справедливость.

Справедливость же заключается в том, что единственным, безусловным и жёстко непреклонным инициатором этого процесса выступала Большевистская платформа в КПСС, и только она  одна. А не какие-то мифологические организации и лица, «тайные группы» где-то в недрах бывшего КГБ, о которых фантазирует, к примеру, Ю.Ермалавичюс, какое-то «военно-политическое руководство СССР» и тому подобные басенные персонажи, которые никакими документальными, фактографическими свидетельствами на могут подтвердить ни своего существования, ни тем паче ни малейшего своего действования в интересах Советского народа и Советского государства.

Сначала, когда инициирующая роль Платформы была очевидна и трудноотрицаема почти для всех действующих лиц процесса, Платформа могла оказывать определённое влияние на происходящее, и процесс в целом носил более советский, более коммунистичный характер.

Но вскоре агентура психоинформационной войны приободрилась, постаралась загладить допущенную ею «промашку» с прорывом Платформы на лидерские позиции, и имитаторство перешло в контрнаступление, а затем и вовсе возобладало.

Но давайте, опять-таки, не забегать вперёд.

Совершенно немыслимое,– казалось бы,– в угаре разнуздавшегося ельцинофашизма, всё же произошло. Вполне легитимный, уставной Пленум ЦК КПСС состоялся 13 июня 1992г.

«А удача – награда за смелость…» И разве это не была награда за бесстрашие тем, кто не побоялся  и сформулировать «парадоксальное» решение, и настоять на его осуществлении?

Пленум образовал уже не «туфту», не предназначенную к исполнению, а легитимный Оргкомитет по созыву XX Всесоюзной партконференции и XXIX съезда КПСС, в котором Большевистскую платформу представляла Т.Хабарова.

Весь ход Пленума, пофамильный состав участников, результаты голосования – всё это подробно освещено в материале Праздник на другой день после «праздника», в одном из номеров информбюллетеня Московского центра БП в КПСС (http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zakpss/prazd.htm).

Спора нет, XXIX съезд планировался уже далеко не столь «крутой», как тот, что замышлялся в Минске. Но он мог бы сохранить всю большевистскую «крутизну», если бы на нём была воссоздана унитарная КПСС, единая для всех коммунистов СССР, пуст и временно оккупированного.

И вот по этому-то пункту и разыгралась в предсъездовский период и на самом съезде «путеразводная» схватка между большевиками, стремившимися к социалистическому оздоровлению партии и общества, и правыми ренегатами, которым никакой социализм был не нужен, им нужен был «рынок», где всё продаётся, вплоть до Родины, партии, идей и убеждений, и если повезёт, то выгодно покупается.

XX Всесоюзная партконференция прошла в Москве 10 октября 1992г., а за неделю перед тем, 3 октября, Большевистская платформа провела свою Вторую межрегиональную конференцию, также в Москве. (http://cccp-kpss.narod.ru/bpk/konf/konf2/index.htm.)

К XX партконференции были подготовлены два варианта Программного заявления: от Большевистской платформы (автор Т.Хабарова) и от Оргкомитета как такового (автор А.Пригарин).

Делегаты нашей Межрегиональной конференции практически единодушно «забраковали» пригаринский проект, сочтя его меньшевистским и коллаборационистским и подчеркнув при этом неприемлемость таких его положений, как:
        замена Единого народнохозяйственного комплекса невнятным «экономическим пространством»;
        допущение «многообразия форм собственности», включая частную;
        допущение самостоятельного выхода предприятий с их продукцией на зарубежные рынки;
        фактическое узаконение безработицы и т.д.

Проект Хабаровой получил у делегатов высокую оценку и был практически также единодушно поддержан.

Руководство Платформы, тем не менее, решило не выставлять свой проект на съезд как альтернативный,− объяснив, что такое решение принято «в интересах сохранения едва затеплившегося нового единства коммунистов».

Но не те коммунисты были меньшевики-«пригаринцы», чтобы в их интересах совершать подобные рыцарственные жесты.

Дружественный и товарищеский акт со стороны Платформы они истолковали как какую-то свою идеологическую «победу» над ней, и соответственно себя повели.

Ни слова из большевистской критики даже самых вопиющих несуразностей негодного сочинительства воспринято не было (хотя А.Пригарин на нашей Конференции присутствовал и всё слышал «своими ушами»), и вообще в дальнейшем нигде ни звуком не упоминалось, что меньшевистской стряпни фактически противостоял альтернативный проект, который по-хорошему, по-честному следовало бы в преддверии общепартийных форумов опубликовать, но этого сделано не было. И вся муть из пригаринского Программного заявления XX партконференции перекочевала затем в документы XXIX съезда, основным разработчиком которых явился также Пригарин.

Где-то в конце 1992 или в самом начале 1993г. К.Николаева на посту председателя Оргкомитета ЦК КПСС сменил неизвестно кем назначенный (и уж точно никем не избиравшийся!) О.Шенин, и антибольшевизм в оргкомитете разбушевался с удвоенной силой.

Шенин с его приспешниками Чехоевым, Копышевым, Изюмовым, тем же Пригариным и др. упорно вели дело к тому, что никакой единой КПСС нам не надо, а её место должен занять СКП−КПСС: имитаторская придумка, нацеленная на безвозвратное обрушение ленинско-сталинского принципа единства многонациональной и многоконфессиональной страны.

XXIX съезд.

Создание «кадавра»
                         СКП–КПСС

С развязкой сюжета тянуть, наверное, уже незачем: XXIX съезд принял оппортунистическую схему СКП–КПСС, противоречащую одинаково как критериям марксизма-ленинизма, так и нормам де-юре действующей Конституции СССР 1977 года.

Но считать это каким-то «провалом» ни в коем случае нельзя; хотя, конечно здесь на нас могут посыпаться упрёки,– что вот, мол, ведь опять не удалось воскресить партию в желаемом ленинско-сталинском облике.

Что ж, мы не спорим – не удалось; но только сравнивать-то надо не с желаемым, а с теми «нулями», на которых задача эта нам досталась. А досталась она нам в таком виде, что партия растерзана, оболгана, кругом обокрадена, брошена всеми, кто только мог бросить, и подтащена к самому краю пропасти, куда её вот-вот столкнёт проходимец, вообразивший, будто он вправе её «распустить».

И досталась она именно нам, Большевистской платформе; ибо назовите кого-нибудь, кого угодно из тогдашней партийной «элиты», кто,– кроме нас,– этой проблемой озаботился бы: как проходимца отогнать и партию от края пропасти отвести.

И мы, Большевистская платформа, именно это и сделали: проходимца отогнали, партию как-никак, пусть не столь уж твёрдо, на ноги поставили и от края бездны политического и исторического небытия отвели.

И извиняться и каяться нам тут не перед кем и не в чем; ибо то, что мы сделали в тот момент для партии, это был максимум того, что мог для неё сделать кто угодно, кроме разве господа бога. Ну, а что вместо партии по Ленину – Сталину получился некий – как это в старину называли, кадавр, так и на этом судьбе надо сказать спасибо.

Что же, по-вашему было бы лучше, если бы бренд «КПСС» вовсе на нашей общественно-политической сцене отсутствовал? Нет уж, лучше так, чем никак. Ведь кадавр не бездействует, он выполняет определённую работу, пусть не такую, которая нужна, но и не совсем уж бесполезную.

И потом, если сравнивать с тем, что имело место в эпизоде с Андреевой, то ведь там и кадавра не образовалось, а просто просвистел некий пшик. Так что при следующем заходе,– можно надеяться,– получится примерно то самое, к чему стремились, чего хотели и ждали.

В сущности, в Оргкомитете XXIX съезда последовательно большевистские позиции разделяла и отстаивала одна лишь Хабарова. Но её «давили» всевозможными голосованиями, где она неизменно оставалась в меньшинстве или вообще в одиночестве, и в таком «составе» переломить накат правооппортунистического двурушничества, конечно же, не могла.

Впрочем, акцентировать внимание нужно не на том, что она там была ОДНА, а на том, что она там вообще БЫЛА. И сразу становится очевидной глубина и значимость достигнутого на том этапе большевистского прорыва.

Ибо назовите какой угодно, за прошедшие 40 лет, послесталинский съезд, в Оргкомитете которого убеждённый и жёстко агрессивный идеолог марксизма-сталинизма, не стесняясь и не прячась, развивал бы свои «крамольные» взгляды, сопровождаемые распространением соответствующих материалов. Не было такого.

И если бы Оргкомитет возглавлял не двурушник своекорыстный, а твёрдый сторонник «хабаровского» подхода, режим так же трусливо поджал бы хвост при воссоздании унитарной КПСС, как он поджал его при виде состоявшегося у него на глазах Пленума ЦК «запрещённой» партии, и мы оказались бы буквально в каких-то полутора шагах от мощной и бескровной победы над этой «сворой псов и палачей», как поётся в нашем партийном Гимне.

Между тем, перед коммунистами-патриотами всё чётче вырисовывается мысль, что их ключевая задача – поднять, мобилизовать народ на борьбу с захлёстывавшей страну оккупацией, с наплывом транснационального и обнаглевшего «отечественного» ворья.

Причём, обращаться к народу нужно было, как к хозяину страны, объективно призванному защищать её от бед. А какой народ и в какой своей ипостаси таким хозяином являлся? Ну конечно же, Советский народ как носитель суверенитета нашего Отечества, как совокупность граждан СССР. Вот следующее, и чрезвычайно важное политико-философское открытие Большевистской платформы, прикидочно выраженное ещё в документе 1993г. О Союзе граждан СССР (http://cccp-kpss.narod.ru/bpk/konf/rplen93/osojuze.htm).

И пока мы состояли в СКП–­КПСС, чего же здесь удивительного, что именно эту организацию мы рассчитывали увлечь идеей нового собирания Советского народа: ведь это, казалось бы, прямая их миссия.

Но не тут-то было. Не для того изобретался «кадавр», чтобы он служил инструментом новой консолидации советских людей, но для возможно более необратимого растаскивания их по этническим «квартирам».

На апрельский (1995г.) пленум Совета партий СКП­–КПСС Большевистская платформа вынесла проект Постановления СКП­–КПСС О Советском народе, или гражданах СССР (http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zagrazhd/DERZHAVA.HTM).

Проектом предполагалось, что СКП–КПСС возглавит борьбу Советского народа как совокупности граждан СССР (ведь это наш решающий объединительный признак!) за воссоздание страны в её всесоюзных социалистических координатах, воспрепятствует назойливой «этнофикации» недавних союзных республик, которая ни к чему хорошему не приведёт, кроме их нового закабаления мировым империализмом.

Но тогдашнее (шенинское) руководство СКП–КПСС «в ужасе» от такой перспективы отшатнулось.

Хотя ряд участников Пленума предварительно с проектом Постановления согласились, Хабаровой не дали выступить с зачтением проекта, и самый факт подачи на Пленум подобного документа остался основному контингенту участников неизвестен. (Председателем редакционной комиссии являлся Е.Копышев – ярый антисталинист, временами, «на всякий случай» конъюнктурно косивший под «ленинца-сталинца».)

Справедливо будет отметить и то, что председательствовавший на Пленуме Шенин отказал Хабаровой в выступлении в хамской форме: «вам просто поорать захотелось».

В 2015г. текст О Советском народе, или гражданах СССР был дословно сплагиирован неким «Международным союзом коммунистов» и выставлен плагиаторами как их собственное великое достижение.

Апрельский пленум подвёл черту под нашим пребыванием в СКП–КПСС: при таком отношении к нашим инициативам и к самой идеологии восстановления СССР делать нам в этом антиСССРном, извините, гадюшнике было больше нечего, и летом 1995г. мы всякие контакты с ним прекратили.

Съезд граждан СССР первого созыва
(28–29 октября 1995г.)

С весны 1995г. развернулась интенсивная подготовка к Съезду граждан СССР, который,– как мы поняли,– нам придётся проводить в одиночку.

Ибо вся тогдашняя коммунистическая и «левопатриотическая» элита группировалась вокруг Политисполкома СКП–КПСС, и возможности непосредственного общения с её представителями у нас были самые обширные, и мы добросовестно ими пользовались, но позитивного отклика на наш призыв к запуску в ход такой формы народовластия, как Съезд граждан СССР, ни от кого из этой «элиты» не получили.

Съезд граждан СССР первого созыва состоялся в Москве 28–29 октября 1995 года.

В честь его четвертьвекового юбилея, в прошлом, 2020 году Исполкомом был подготовлен превосходный, на наш взгляд, доклад 25 лет Съезду граждан СССР первого созыва, в котором историческая суть этого события тщательно проанализирована и подытожена практически во всех её аспектах (http://cccp-kpss.narod.ru/2020/2020-10-18-25-let-sg-sssr.htm).

Доклад,– кроме того, что в текстовом варианте он находится на нашем официальном сайте,– озвучен группой соратников по частям и целиком – Ольгой Щетковой из ЧелСовета, всё это размещено в Сети и на сей день вряд ли нуждается в подробном пересказывании.

Суммируем здесь вкратце главную заслугу Съезда: он сделал для Советского народа и СССР примерно то же самое, что Большевистская платформа в 1992г. для партии. А именно: подтвердил в политическом, юридическом и материально-«человеческом» измерении продолжающееся существование, сохраняющуюся правосубъектность и неуничтожимость Советского народа как новой исторической общности людей и его социалистической государственности.

И подтвердил фактически неопровержимо, ибо в материальном плане бредовые замыслы транснационального агрессора об «уничтожении» Советского народа за считанные годы или даже месяцы оказались намертво перечёркнуты, а в плане интеллектуальном за прошедшие 26 лет никто не смог мало-мальски правдоподобно поколебать ни одного слова в его основополагающих документах.

Съезд 1995 года выступил также и учредителем Движения граждан СССР: принятая им Декларация о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР стала манифестом Движения и с успехом выполняет эту роль вплоть до наших дней.

Совершенно правильно Съезд обозначил свой статус как орган постоянно действующий.

И в самом деле, на том перечне «ветвей власти», которым мы по сию пору пользуемся, лежит отпечаток его буржуазного происхождения: в нём отсутствует такая важная и давно назревшая «ветвь», как постоянно действующая учредительная власть.

Ведь кроме законодательной власти существует ещё и власть более высокого ранга – учредительная, которая определяет основы устанавливаемого в стране общественного строя.

И она также должна быть постоянно действующей, ибо её «уход» с политической арены приводит к тому, что решения, носящие учредительный характер, меняющие общественный строй, требующие согласования с народом, референдума и т.п., начинают протаскиваться у народа за спиной, «втихомолку», как оперативно-управленческие, а то и вовсе хозяйственные.

С этим мы столкнулись, причём самым роковым образом, в период «перестройки» и предшествовавших вредительских «реформ», когда фактические диверсии против советского общественного устройства подсовывались нам как некие чуть ли не хозяйственные мероприятия.

Следует подчеркнуть, что в СССР постоянно действующая учредительная власть, в облике Коммунистической партии, практически уже существовала, но она не была осмыслена и прописана в Конституции в качестве таковой,– откуда проистекали и все прочие неувязки: обвинения в «узурпации», требования «вернуть власть Советам» и т.д. Что греха таить, в эпоху хрущёвщины и «постхрущёвщины» партия сама сплошь и рядом давала ненужно обильную «пищу» для подобных кривотолков. Но это происходило,– опять-таки,– во многом из-за того, что её статус особой «ветви власти» ею самой в то время не был достаточно чётко понят и усвоен.

И как всегда, ближе всех к разрешению головоломки подошёл И.В.Сталин с его учением о том, что диктатура пролетариата осуществляется, прежде всего, через партию, а всё остальное, включая Советы, это лишь «приводные ремни» нового властного механизма.

И теперь, если с этой точки зрения взглянуть на тезисы, провозглашавшиеся Съездом граждан СССР, то их учредительный характер очевиден, а значит, и принцип «постоянно действующего органа» должен был быть взят на вооружение.

Из документов Съезда 1995 года один упорно выскальзывает из внимания говорящих и пишущих об этом Съезде: это Постановление
О восстановлении советского конституционного порядка в сфере коммунистической партийности (http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/
zagrazhd/sjezd-1/POSTokp.htm), где осуждена лжекоммунистическая «многопартийность», указано на неконституционный характер СКП−КПСС и выдвинуто требование исправить это положение вещей, а также рекомендовано коммунистам, считающим себя гражданами СССР, провести Восстановительный съезд КПСС.

Между тем, вся возня с доброй дюжиной псевдовосстановительных «съездов» завертелась именно отсюда, ибо из свежеиспечённых «генеральных секретарей ЦК КПСС» никто самостоятельно не додумался до идеи общепартийного Восстановительного съезда, всеми ими она взята из упомянутого Постановления Съезда граждан СССР.

И именно потому, что они факт своего происхождения из этого первоисточника старательно замазывали и замалчивали, а не развивали и не пользовались им «на полную катушку»,− именно потому ни из одного псевдовосстановительного съезда ничего действительно нужного народу и стране не получилось.

И ещё одна идея, обязанная своим возникновением Съезду 1995 года,− это нацеленность на создание повсюду на местах Советского большинства, под которым имелось в виду не арифметическое большинство, а пассионарное ядро, способное увлечь за собой прозревших, переломить сомнения колеблющихся, нейтрализовать «болото» и по возможности блокировать явно враждебные элементы.

Идея также правильная, поскольку арифметическое большинство всегда будет на стороне действующей власти, это своеобразный закон природы, и мы его переиначить на свой лад в данный момент не сможем. Но вот создать повсюду, где только удастся, идеологически зубастую пассионарную закваску, в этом ничего непосильного нет, и установка эта сегодня вряд ли менее актуальна, чем 26 лет назад.

Итак, сопротивление продолжается,
потому что продолжается
развязанная против нас агрессия.

И вот, по поводу этих двадцати шести лет нетрудно, конечно, предвидеть лицемерные причитания, мы их не однажды слышали: как же так, столько времени прошло, а воз и ныне там, победа над врагом всё та же радужная мечта, как и в середине 90-х годов! Стало быть, или вы /т.е. мы, этот упрёк к нам обращён/ просто ничего не делали, или методы и идеи ваши неверные, неэффективные, их менять надо, и т.д.

Между тем, вся разгадка в том, что война-то, которую против нас ведут, вот она-то никак не кончается, набирает всё новые и новые обороты, переходит на всё новые ступени своего сатанинского «развития».

Съездами нашими – 1995 года и последующими – мы выстроили против этого дьявольского наката мощнейший политический, юридический, информационно-интеллектуальный заградительный рубеж, на котором агрессор вынужден двадцать с лишним лет топтаться, выдумывая всевозможные ухищрения, но не будучи в состоянии его преодолеть.

А с чего бы это агрессору взбредилось, что советскость, в конечном итоге, неискоренима, уничтожить её в людях прямым натиском нельзя и придётся попробовать их обмануть, путём сооружения имитационного лже-СССР?

В ЦРУ, что ли, надоумили? Нет, это наша борьба взяла за шиворот и ткнула носом в реальность, пренеприятнейшую для новых претендентов на мировое господство.

Итак, сопротивление продолжается, потому что продолжается развязанная против нас агрессия; но вовсе не потому, что мы,– как злословят наши недруги,– «четверть века канителимся, и из-за нашей неэффективности не можем со всем этим покончить».

Ведь если у кого-то есть методы более эффективные, то, наверное, и результаты должны быть налицо?

И однако, вот как раз этого-то,– результатов, хотя бы отдалённо сравнимых с нашими,– ни в какой телескоп не видать. Или, может быть, кем-то уже создана пресловутая «партия ленинского типа»? Или конституционная Советская власть восстановлена хоть на одном клочке территории СССР? Или отменён хотя бы один из оккупантских «кодексов», отнимающих у народа леса, воды, земли, недра, трудовые права и всё прочее?

А если ничего подобного нет и в помине, да и не предвидится, то и на болтовне о «неэффективности» методов, практикуемых Движением граждан СССР, надо по-честному поставить крест.

Ибо мы, возведя наш Заградительный рубеж и вызвав к жизни бесчисленность пусть пока разрозненных и неуправляемых, но дружно галдящих о своей советскости организаций, не только отсрочили минимум на двадцать с лишним лет, но практически «сняли с повестки дня» тот гомицид[1] в отношении Советского народа, который американцы, не таясь, планировали при начале оккупации.

И разве это не эффективность? И какой же ещё-то «эффективности» вы хотите от людей, которые всё вышеочерченное проделали без денег, без оружия («не двинув пушки, ни рубля», по Ф.И.Тютчеву), без доступа на телевидение и в массовотиражную печать?

В данный момент сил на какой-то завершающий, решительный удар по оккупантам и их приспешникам у нас нехватает, и тут возникает каверзный вопрос: а что, если всё это затянется ещё бог знает на какое время?

Владимир Ильич Ленин, отдавший свою жизнь без остатка делу подготовки и свершения социалистической революции в России, учил, что «нельзя предсказать хода Революции и нельзя её вызвать. Можно только работать на пользу Революции. Если работаешь последовательно, если работаешь беззаветно, если эта работа связана с интересами трудящихся масс, составляющих большинство, то Революция приходит, а где, как, когда, по какому поводу – сказать нельзя»[2].

Собственно, мы этим наставлением нашего Вождя и руководствовались всё протекшее время: работали последовательно и беззаветно на благо Освобождения от оккупации, т.е. того, что для нас было тем же, чем для В.И.Ленина была Революция.

И если получились результаты, то они те самые, о которых мы систематически докладываем соратникам нашим и всему нашему народу, а если что-то пока не получается, то, значит, исторический срок этому ещё не вышел, но в свой час оно непременно исполнится.

Совершенно так же мы намереваемся действовать и впредь, как бы ни сложилась обстановка, а сочинять загодя какие-то «алгоритмы» протекания События, ради свершения которого мы трудимся, и устанавливать календарные даты, когда то-то и то-то должно произойти,– вот вам Владимир Ильич ясно растолковал, что по большей части пустое это занятие.

Двадцать шесть лет творческого горения,
а не топтания на месте.
Новый этап эволюции марксистской науки:
формирование идеологии современного советского патриотизма

И коль скоро уж мы «похвастались» нашей прилежной и добросовестной работой в послесъездовский период, необходимо напомнить, лишний раз, хотя бы узловые вехи этой работы за минувшие 25 лет.

В первую очередь, конечно же, надо было «раскрутить» новообразованное Движение граждан СССР, и оно заявило о себе практически незамедлительно.

С 1996 года Движение начало регулярно и неотступно проводить митинги в Дни Советских Конституций: де-юре действующей 1977 года и её великой предшественницы – Сталинской 1936 года. В ближайшее время в свет выйдет двухтомник Именем Референдума – сборник материалов всех проведённых нами «мартовских» митингов. Имея в виду, что митинги у нас всегда проблемные, тематические, а не узко ритуальные, любой неравнодушный гражданин СССР,– как нам думается,– найдёт в сборнике что-то особо для себя интересное. И поэтому рекомендуем – не пропустите!

С 1996г. развернулась широкомасштабная кампания по защите советских паспортов и советского гражданства, длившаяся 8 лет и включавшая в себя митинги, пикеты, обращения ко всевозможным «левым» организациям (из которых, к слову, никто нас не поддержал), в официальные инстанции, в администрацию президента, в МВД РФ и т.п., активное общение с гражданами, в том числе переписку, выпуск различных материалов агитационно-пропагандистского характера и т.д.

Итогом этой кампании стало решение МВД РФ о возможности оставления советских паспортов гражданам «на хранение», а также прекращение показа по телевидению хулиганских, садистских сцен глумления над паспортами СССР, вроде сжигания их навалом в каких-то топках.

С документами кампании вы можете ознакомиться по сборнику История борьбы за гражданство СССР, М.– Арзамас-16, 2009г.

В том же 1996г. началась работа и ещё над одним важным «наказом» Съезда первого созыва – над составлением Проекта новой редакции Конституции СССР. В предварительном исполнении Проект смог быть представлен Расширенному пленуму Исполкома СГ СССР уже в следующем, 1997г., а в 2001г. Съезд граждан СССР второго созыва вынес его на обсуждение советских людей, не установив сроков окончания обсуждения, ввиду исключительной важности и сложности проблемы, так что присоединиться к обсуждению вы можете и по сей день.

В 2011г. Проект вместе с пояснительным докладом к нему и с рядом других сопутствующих материалов, издан книгой под заголовком Страна, которую мы не потеряли, в электронной версии имеется на сайте. (http://cccp-kpss.narod.ru/biblioteka/stranu-ne-poterali.pdf)

Съезд второго созыва принял ещё два документа эксклюзивной значимости: это Постановления О статусе СССР как временно оккупированной страны и О невозникновении права частной собственности на объекты общенародного достояния СССР. (http://cccp-kpss.narod.ru/svetoch/OSTATUSE.htmhttp://cccp-kpss.narod.ru/svetoch/ONESOBST.htm)

Исполком СГ СССР не отставал от Съезда и в 1997г. выпустил Обращение к руководителям дружественных Советскому Союзу государств, озаглавленное О подтверждении существования СССР де-юре. (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/plen97/O2712-97.HTM)

И это был первый в нашем освободительном движении документ, где о продолжающемся юридическом существовании СССР говорилось не как о какой-то гипотезе, но как о непреложном факте, с которым международное сообщество объективно обязано считаться. Да, оно может по-разному к этому факту относиться, соответственно своей конкретно-исторической недоразвитости как семьи народов, населяющих нашу планету.

Но ведь самый этот факт, что Советский народ и Советская государственность продолжают и впредь продолжат оставаться неотъемлемыми членами этой семьи,– никуда не денется и не исчезнет, как бы к нему ни относились. И эту истину надо повторять и повторять неустанно, вдалбливать её в «планетарный разум» землян,– покуда они вместе с нею не перейдут на новый уровень цивилизационного прогресса и не разделаются с фашистским человеконенавистничеством уже окончательно и навсегда.

Съезд граждан СССР третьего созыва в 2004 году ознаменовался целым «каскадом» Постановлений по животрепещущим проблемам,– как это можно было бы сформулировать,– внутренней и внешней политики временно оккупированного СССР.

Съезд 2004 года помог нам уяснить, что если освободиться от оккупации «рывком», как мы надеялись в 1995 году, не удаётся и СССР обречён ещё какое-то время находиться в оккупации, все атрибуты государственности, которыми он способен в этом состоянии обладать, они должны быть выявлены и ему вменены.

И наипервейшим таким атрибутом является, конечно же, добротная идеологическая доктрина, могущая убедительно обрисовать и причины происшедшей катастрофы, и пути её преодоления, и приоткрыть перед нами объективно ожидающее нас будущее.

И такая наработка у нас, в сущности, уже была.

Всё случившееся со страной требовало объяснения с марксистских позиций, но ведь совершенно очевидно, что для этого и сам марксизм должен был подняться на новую концептуальную высоту, стать марксизмом эпохи информационно-психологической войны, поражения СССР в этой войне, империалистической оккупации СССР. Но он должен был стать и доктриной национально-освободительной борьбы Советского народа, воссоздания социализма и возобновления коммунистического строительства на нашей земле.

Собственно, коммунистическое учение как таковое должно было перейти на новый качественный этап своего исторического развития, отвечающий императивам, вызовам и угрозам переживаемой  нами эпохи. И мы, советские патриоты, именно это и сделали: мы его на этот новый этап перевели.[3]

Подытоживающим отрезком этого перехода выступила четверть века в оккупации после Съезда первого созыва. Не зря же В.И.Ленин говорил, что реакционные периоды в истории даются прогрессивным силам для отработки их идеологического оружия, и приводил в пример Маркса с первым, ключевым томом «Капитала», а мы, в свою очередь, сослались на ленинский «Материализм и эмпириокритицизм».

Или, может быть, кому-то покажется, что времени нам отпустили «слишком много»? Но почему же, господа, вы не проделали того же за гораздо более протяжённый срок, отпущенный вам,– за сорок лет между кончиной И.В.Сталина и появлением Большевистской платформы, за 30 лет сидения при оккупационном режиме в мёртворождённой РФ?

Впрочем, не довольно ли препираться, вернёмся на Съезд граждан СССР третьего созыва.

Сформировавшийся новый этап эволюции марксистской науки было решено именовать – идеология современного советского патриотизма.

Соответственно, доклад председателя Исполкома на Съезде 2004 года озаглавлен Идеология современного советского патриотизма должна стать преобладающей, название говорит само за себя.

Сами за себя говорят и заголовки принятых на Съезде Постановлений:
        Стратегия и тактика национально-освободительной борьбы Советского народа;

 Об имитациях «восстановления КПСС»;
         Миролюбивые народы планеты перед лицом крушения современной системы международного права. (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd3/dok3110.htmhttp://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd3/POSTRb.htmhttp://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd3/pokpssb.htmhttp://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd3/post3b.htm.)

И разве здесь перед нами не СССР, хотя и оккупированный, но твёрдо намеренный сохранить свой государственный статус и международно-политическую значимость? И ведь сохранили же, пусть лишь в информационно-интеллектуальном формате, но сохранили, и на вполне достойном уровне, попробуйте кто угодно это отрицать, что-то не очень у вас это за тридцать лет получилось!

Изменники Родины, сорвавшие на XXIX съезде КПСС воссоздание унитарной Компартии СССР, сознательно или по-дурацки, но выполняли установку геополитического противника на «обезличивание» Советской государственности, на то, чтобы лишить её того органа выражения общенародной и общедержавной воли, каким для неё по идее и является – и являлась в наши лучшие времена – Коммунистическая партия Советского Союза.

Но просчитались и заокеанские недруги, и их продавшиеся за офисы и оклады «отечественные» прихвостни. «Стёртую с лица земли» (как им казалось) КПСС, худо ли, хорошо ли, но пока что заместил собою Исполком Съезда граждан СССР в связке с Большевистской платформой.

И попробуйте,– повторяем,– кто-либо отрицать, что Голос нашего Советского народа и нашего непокорённого СССР все тридцать лет звучал и продолжает звучать в информационно-интеллектуальном пространстве, не замолк и ни разу не дрогнул, не сфальшивил. И звучит на нужней ноте, на которую наш Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин наверняка бы одобрительно кивнул и подтвердил, что это необходимо должно быть продолжено и впредь.

В 2007г. Съезд граждан СССР четвёртого созыва закрепил и развил линию на нерасторжимость «классовых» и «национальных» начал в освободительной борьбе Советского народа, на их монолитное единство. Это нашло отражение в тематике доклада председателя Исполкома на Съезде – Выстроить борьбу за социализм как борьбу за освобождение СССР (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd4/
Doklad.htm) .

Съезд четвёртого созыва заострил внимание на проблеме вульгаризации марксизма через его излишнее и ложное «онаучивание», через попытки превратить его в одну из частно-нучных дисциплин.

В марксизме,– по мнению Съезда,– наоборот, надо возвысить и выставить на передний план его ВЕРОУЧЕНЧЕСКОЕ содержание, его происхождение не из каких-то естествоиспытательских процедур, а из «практического разума», из чувства справедливости в глубине угнетённых масс и  из их стремления воплотить эту жажду справедливости в жизнь.

Съезд 2007 года напомнил ту «забытую истину» классической диалектики, что вера и знание – не противоположности, а две равноценных ипостаси человеческой ментальности, дополняющие одна другую, «практический» и «теоретический» разум, и технологией их взаимодополнения коммунисты должны владеть безукоризненно.

С учётом вероученческого характера коммунистической идеологии и многолюдности её последователей по всему земному шару, Съезд выдвинул требование применять к научному коммунизму те же правовые нормы, что и к другим крупным вероучительственным системам – так называемым ныне мировым религиям, например, к христианству, исламу, буддизму и т.д.

И в самом деле, почему сказать худое слово в адрес Иисуса Христа или Мухаммеда, осквернять сооружения и места, являющиеся святынями для адептов этих учений – это нельзя, а глумиться над именем Владимира Ильича Ленина, распространять невозбранно о нём всякую клеветническую мерзость и нагнетать вандалистскую свистопляску вокруг его усыпальницы, возведённой для него народом,− это «можно»? И почему верить в общество без эксплуатации и частной собственности, которое реально существовало в ленинско-сталинском СССР и со всей несомненностью снова в свой срок возродится, это чуть ли не преступление, подлежащее запрету, а вера в царство божие на земле, которого пока никто нигде и отдалённо не видел, и ясно, что и впредь не увидит,− эта вера должна быть защищена законом?

Свою точку зрения на сей предмет Съезд четвёртого созыва выразил в Постановлении Идеологическая позиция и политика граждан СССР на современном этапе (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/sjezd4/ideologia.htm), со дня проведения Съезда минуло почти 14 лет, и что,− поднятые им проблемы утратили актуальность? Нет, они только ещё больше накалились, но документ, уникальный по глубине анализа этой проблематики, всё ещё ждёт, соратники, вашего благосклонного внимания. Сколько же будет продолжаться подобное отношение к идейным богатствам, которыми мы по факту располагаем?

Имитаторская подрывная возня не всесильна,
и на текущий момент у нас имеются Советы, Информцентры
и прочие «точки» если не во всех регионах страны,
то, во всяком случае, и не в таком уж малом их числе.

Интенсивность нашей идейно-теоретической деятельности не должна наводить на мысль, будто непосредственная организационная работа пребывала у нас «в загоне».

Средоточием этой работы,− как видно из предыдущего описания,− служила, конечно же, Москва, но низовые ячейки ДГ СССР,− Информцентры, Советы, иногда просто «точки», работоспособные, но организационно никак себя не оформлявшие,− своим чередом возникали на местах.

В Сарове Нижегородской обл. (советский Арзамас-16) прекрасно проявила себя Ячейка, издавшая (за свой счёт, заметьте!) целую серию брошюр с материалами Большевистской платформы и Движения граждан СССР, причём такими, которые мы в то время даже не мечтали увидеть где-либо опубликованными. Некоторые из этих брошюр по их объёму скорее следовало бы называть книгами.

В 2005−2011 годах в Ростове-на-Дону выходила газета «Советы граждан СССР», которая, несмотря на кратковременность своего существования, внесла заметный вклад в «копилку» нашей борьбы: смело публиковала имеющие огромную познавательную и историческую ценность документы Народного коммунистического Сопротивления, показывающие, что и без всякого Горбачёва отчётливо просматривалось, куда идут дела, что катастрофу «перестройки» безошибочно прогнозировали почти за десяток лет до того, как антисоветский и антисоциалистический прохвост был явлен народу в роли Генерального секретаря ЦК КПСС.

В Иркутске ячейка Движения граждан СССР открыла и ведёт по сию пору сайт – двойник нашего официального cccp-kpss.narod.ru, причём он пользуется не меньшей популярностью, чем московский оригинал.

С Ю.Соломатиным из Киева, одно время даже образовавшим в Киеве Информцентр ДГ СССР, у нас непростые отношения, из-за того, что он упорно старается приписать инициативу процесса, приведшего к XXIX съезду КПСС, бог знает кому, только не действительным инициаторам – Большевистской платформе.

Между тем, это ведь не Тайсаев и не Зюганов, а наш Юрий Суслин сказал, что Горбачёв не волен распустить партию, что партию может распустить только Съезд, а Съезд может быть созван только Пленумом ЦК, так давайте разыщем не перетрусивших членов ЦК и заставим их провести Пленум, а Пленум пусть созовёт Съезд, и вот на Съезде и выяснится дальнейшая судьба партии.

И хватит мутить воду вокруг элементарной фактографии. Инициатива должна оставаться за теми, кому она принадлежит в действительности.

Впрочем, препирательства об инициативе не мешают нам положительно оценивать другие, более конструктивные выступления Ю.Соломатина.

Так, Ю.Соломатин дважды – и вполне официально – пытался «навести мосты» между нашим заблудшим в беспросветном оппортунизме «комдвижением» и Съездом граждан СССР.

В 2015г. он обратился к ЦК КПРФ и ЦС СКП−КПСС с предложением направить своих представителей на Расширенный пленум Исполкома СГ СССР, посвящённый 20-летию Съезда граждан СССР первого созыва и намеченный к проведению под девизом…

Самоорганизовавшиеся граждане временно ккупированной страны, сохранившие верность её гражданству и её Конституции, как носители её суверенитета и правового начала на её территории. Их волеизъявление имеет юридическую силу, это должно быть понято и признано.

В качестве такого представителя он предлагал свою собственную кандидатуру.

Что ж, ему не ответили, и это была «привычная» для наших партийных боссов глупость, нечего тут присаживаться в реверансах, вещи надо называть их настоящими именами.

В 2021г. аналогичное предложение последовало от Ю.Соломатина в связи с он-лайн форумом СКП−КПСС в честь 30-летнего юбилея Мартовского референдума: предоставить Т.Хабаровой возможность выступить на форуме и опубликовать её выступление в массовотиражных изданиях КПРФ.

И опять ему в ответ промолчали, и это была глупость ещё более выразительная, чем предыдущая.

Ну, да бог с ним, с этим их форумом, на котором ничего сколь-либо конструктивного произнесено не было: сам же Соломатин потом просуммировал, что говорили по принципу «кто в лес, а кто по дрова».

Но вот что любопытно и что нас в Исполкоме даже некоторым образом покоробило: эту безусловно полезную инициативу Ю.Соломатина ни один из соратников наших не поддержал, хотя к ним и был от Исполкома обращён призыв такую поддержку оказать. Что бы это значило, мы понять так и не смогли.

В 2015−2019гг. с нами сотрудничала базирующаяся в Ленинграде группа КПСС − «Ленинский путь», отколовшаяся от так называемой «КПСС Шенина».

В «Ленпути» печатались некоторые наши материалы; в особенности мы оценили удачное освещение Съезда граждан СССР пятого созыва в №29, а также публикации в №№25−28 за 2018−2019гг. Программного заявления, принятого Третьей межрегиональной конференцией Большевистской платформы в 2001 году.

В нынешнем обзоре мы бегло перечислили лишь тех наших сотоварищей по борьбе, о ком,− наверное,− просто нельзя было бы умолчать. Всех, кто принимал то или иное участие в нашей работе, помогал распространять наши материалы, составлял аудиторию наших мероприятий, от митингов и пикетов до Съездов и Пленумов Исполкома, благодарим и приглашаем к ещё более тесному и активному сотрудничеству на будущее.

И ещё одна сторона обсуждаемого вопроса, к сожалению, не может быть обойдена молчанием: это то, что параллельно нашим усилиям по наращиванию сети ячеек ДГ СССР с самого начала велась и поныне ведётся бешеная «антиработа» по дезориентации, разбалтыванию и разрушению таких ячеек. Причём, усердствует здесь отнюдь не режим, а наши же предполагаемые «братья по классу»: всё те же наши имитационные «комдвиженцы».

«По простоте душевной» мы раньше публиковали в нашем информбюллетене контактные реквизиты образующихся ячеек, и что же: немедленно наезжали по этим контактным адресам «эмиссары» из Москвы и прочих мест, убеждали людей, что Хабарова – некое исчадие ада, а ДГ СССР и Большевистская платформа − «ловушки» для непосвящённых, что вступать нужно не к ним, а в другие «правильные» организации.

Нередко,− увы,− эти провокации удавались, ячейки «скособочивались» и разваливались.

И всё же, к счастью, имитаторская подрывная возня не всесильна, и на текущий момент у нас имеются Советы граждан СССР, Информцентры и прочие «точки» если не во всех регионах страны, то, во всяком случае, и не в таком уж малом их числе.

Из них наиболее боеспособны Советы граждан СССР Москвы, Ленинграда, Челябинской обл., Краснодарского края. Они постоянно присутствуют в Интернете, где с ними можно подробно ознакомиться, им по плечу самостоятельная издательская деятельность (Моссовет выпускает газету «Ветер перемен»), проведение различных он-лайн мероприятий и т.п.

Серия «юбилейных» Пленумов Исполкома СГ СССР
2010–2017годов:
необходимость подытожить выполненную гигантскую работу.

С 2010 по 2017 год Съезды граждан СССР не проводились: мы отмечали Расширенными пленумами Исполкома и соответствующими мероприятиями Платформы юбилейные даты наших предшествовавших форумов.

И это было занятие крайне нужное и своевременное: ощущалась явственная необходимость подвести итоги выполненной гигантской работы, обобщить их, сформулировать выводы, положить конец имитаторскому злословию, будто мы двадцать с лишним лет «топтались на месте», «ничего не делали и не сделали».

Справиться с этой задачей и были призваны пять Расширенных пленумов Исполкома СГ СССР в 2010, 2011, 2014, 2015 и 2017 годах, Расширенный пленум Оргкомитета Большевистской платформы в 2011-м и Собрание сторонников платформы в 2016 году.

По своей фактографической и концептуальной насыщенности материалы этих наших сборов практически ничем не уступали съездовским или тем, что принимаются на Конференциях Платформы.

В них снова тщательнейшим образом проштудировали проблемы:
        юридической неоспоримости факта оккупации СССР;
        юридической значимости волеизъявления самоорганизовавшихся граждан на временно оккупированной территории;
        современного большевизма как национальной идеи Советского народа в период империалистической оккупации;
        необходимости сбросить, наконец, «правотроцкистский саван», накинутый на самосознание народа антисоциалистическим, антисталинским реваншем второй половины XX века;
        неотвратимости «смены курса» в отечественном комдвижении с правого оппортунизма на современный советский патриотизм;
        неотделимости социализма на нашей территории от государственной формы СССР.

Исполком СГ СССР и руководство Платформы не однажды выражали сожаление и недоумение по поводу того, что документы Пленумов 2010−2017 годов, хотя они исключительны по своей информативности, по спрессованности мысли в них, читаются с неотрывным интересом,− что они при всём этом совершенно не используются в нашем агитационно-пропагандистском обороте.

Соратники, в нашей работе есть традиционные, так сказать, недочёты, которые с прискорбной регулярностью кочуют по страницам обзорных выступлений председателя Исполкома, и очень жаль, когда их список не сокращается, а наоборот, прирастает да ещё и благодаря таким сюжетам, которые уж никак подобного отношения к себе не заслуживают.

Съезд граждан СССР пятого созыва (9 июня 2019 года).
Самым благоразумным для группировки Путина–Медведева
было бы добровольно приступить
к поэтапному упорядоченному аннулированию
всей, юридически ничтожной, «законодательной базы» псевдогосударства «РФ».

Серия «юбилейных» Пленумов Исполкома завершилась в конце 2017г., а в июне 2019-го мы уже провели очередной Съезд ­– Съезд граждан СССР пятого созыва.

Съезд прошёл с приключениями, о которых много писалось в Интернете, но всё-таки стоит сказать несколько слов, ибо они характерны вообще для отечественного «комдвижения».

Орава какого-то хулиганья, под предводительством некоего Голубева, издателя бульварной газетёнки «Хочу в СССР» (причём, не обольщайтесь, «СССР» здесь вовсе не Советский Союз, а «союз совладельцев и собственников России»),– сия орава, горластая и с кулаками, непонятным образом набилась спозаранку в зал, в Измайловском гостиничном комплексе, арендованный нами для нашего мероприятия на наши деньги, расселась там под нашими растяжками, затащила туда аппаратуру, заглушающую «неугодные» микрофоны (такая аппаратура, кстати, имеется только у спецслужб), и пытались – то ли вместо нашего, то ли под видом нашего?– организовать какой-то  «свой» съезд, которому они даже названия толком придумать не могли.

С помощью полиции удалось, в конце концов, зал от хулиганья очистить, и с опозданием на несколько часов, но законный Съезд граждан СССР, «Съезд Хабаровой» всё же открылся, в соответствующей торжественной обстановке, и был проведён по полной программе, с принятием всех четырёх подготовленных для него Постановлений. Из которых два приняты единогласно, два – с единичными голосами «против» и «воздержавшихся».

В качестве одного из Постановлений на Съезд был вынесен документ КПРФ должна стать партией советского патриотизма, первоначально обращённый нами к руководству КПРФ ещё в 2000 году. (http://cccp-kpss.narod.ru/drugie/vybd1999/KPRFD.HTM)

Вокруг него на Съезде обструкционистские элементы пробовали устроить какой-то ералаш, но Хабарова несколькими сотнями передоверенных ей голосов обеспечила ему практически единогласное принятие. (И здесь мы пользуемся возможностью ещё раз искренне поблагодарить всех наших сограждан, передоверивших нам на Съезде свои голоса. Спасибо вам, дорогие советские люди, ваше гражданское небезразличие не однажды помогало отклонить имитаторские происки и затвердить правильное, советско-патриотическое решение вопроса.)

Что касается КПРФ, то в том поистине бессмысленном облике, который она приобрела на сегодня, она вряд ли сможет удержаться на политической сцене, как бы ни цеплялся за её коллаборантские «услуги» оккупационный режим. Или её просто вытряхнут с политическоц арены, или на её месте волей-неволей проклюнется та самая «партия советского патриотизма», о которой идёт речь в нашем Постановлении.

Во Втором, основном Постановлении Съезда мы сочли допустимым употребить формулировку СССР в период перехода из состояния де-юре в состояние де-факто (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/2019/2019-06-09-sssr-v-period-perehoda.htm), и вовсе не собираемся брать её назад.

Возрождение советского жизнеустройства на нашей земле, это,– как сказано на Расширенном пленуме Исполкома СГ СССР 2010 года,– историческая неизбежность, и разве ежедневно умножающаяся бесчисленность всевозможных советских, пусть зачастую и псевдосоветских организаций и инициатив не говорит именно об этом? Им надо помогать избавиться от мелкотравчатости, ложной декларативности, самоназначенчества и самозванства, но тенденция-то очевидна, и если люди желают жить по-советски, то они, так или иначе, но к этому и ведут дела. Это их стремление объективно, и оно рано или поздно осуществится.

Во Втором Постановлении содержится и проблемная «жемчужина» всего Съезда пятого созыва: вывод о том, что советское конституционно-правовое пространство так же неуничтожимо, как сам СССР и Советский народ, и оно с 1995 года продолжает существовать и развиваться через законотворческую деятельность Съезда граждан СССР и его Исполкома.

В Третьем Постановлении – Съезд граждан СССР в период восстановления Советской власти явочным порядком снизу (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/2019/2019-06-09-sg-sssr-v-period-vosstanovlenia.htm) – затронул важный вопрос, на который жизнь, практика не дали пока однозначного ответа, но ясно, что СГ СССР не может просто прекратить своё существование с избранием конституционного Верховного Совета СССР. Здесь возникают проблемы, связанные с выявившейся необходимостью формирования в советской конституционной структуре новой властной «ветви» – постоянно действующей учредительной власти.

Вроде бы, на эту роль исторически выдвинулась Коммунистическая партия, но она в роковой для Советской Державы момент, в 1991 году, не сработала, а сработал новый институт – Съезд граждан СССР, учреждённый крошечным осколком Партии – Большевистской платформой.

Из всего этого следует извлечь уроки и выйти с конкретными предложениями,– которые пока находятся в процессе складывания, в окончательных формулировках их ещё нет.

Своим Четвёртым Постановлением – И ещё раз о том, в каком же государстве мы всё-таки находимся? (http://cccp-kpss.narod.ru/sjezdy/2019/2019-05-28-v-kakom-gosudarstve-nahodimsa.htm) – Съезд пятого созыва выразил,– как сказано в тексте,– «категорическое политическое недоверие (точнее, неприятие)» группировке Путина–­Медведева.

Съезд подчеркнул абсолютную нелегитимность псевдогосударства «РФ», являющегося по своей природе отнюдь не государсвтенным образованием, а «конгломератом торговых компаний, зарегистрированным в стане нашего геополитического противника и обслуживающим, по определению, его (противника), а не наши национальные интересы».

За время так называемого «правления», этого беспрецедентного в истории конгломерата в стране были совершены чудовищные по масштабу, разрушительности и жестокости злодеяния, которые ждут своего Нюрнбергского трибунала.

В Постановлении предлагается распространить стратегию и тактику «принуждения к самоликвидации» на все эшелоны узурпаторской псевдовласти, вплоть до её «президента».

Самым благоразумным для путинско-медведевской группировки было бы приступить к поэтапному упорядоченному аннулированию всей – юридически ничтожной – «законодательной базы» псевдогосударства «РФ», начиная с таких «перлов» псевдодоговорного прохвостничества, как «Письмо о намерениях» с Международным валютным фондом и программа «Перехода к рынку».

Советский народ на Референдуме 17 марта 1991 года высказался не за какие-то «переходы к рынку», а за нерушимость Союза Советских Социалистических Республик и – следовательно – его конституционных норм, и его волеизъявление имеет беспрекословную юридическую силу по отношению ко всей ельцино-гайдаровско-путинской «договорной» и «выборной» стряпни.

Съезд призвал соратников, граждан СССР к неустанной пропаганде принятых им решений, чтобы решения эти звучали «над ухом» оккупационного режима ежедневно и ежечасно, а не оставались чем-то, «пришпиленным» только к июню 2019 года. И это требование Съезда должно выполняться безоговорочно; ибо, если не «гвоздить» режим неотступно, непрерывно тем оружием, которым мы единственно располагаем, то как ещё, каким ещё способом мы намереваемся одержать над ним Победу?

Итак, какое же резюме может быть извлечено из нашего юбилейного обзора к 30-летию образования БП в КПСС,− обзора, который несколько перерос рамки предполагавшегося доклада и скорее походит на некий «краткий курс» возрождения большевизма в послесталинском СССР, претерпевшем катастрофу поражения в Тртеьей мировой войне.

И прежде всего, наверное, придётся констатировать, что подобный «краткий курс» объективно нужен и востребован, раз события сами собой свернули в это русло.

В непрестанном напоминании о себе нуждается и самая суть большевизма – как исторически очередного порыва человечества к тому, чтобы «владыкой мира» стал Труд, а не Капитал: иначе говоря, «живой труд», непосредственно трудящийся человек как таковой, а не те, кто каким-то образом сумел завладеть «трудом овеществлённым», т.е. вещественным богатством, которое только живым трудом и создаётся.

Создаваемое живым трудом богатство должно принадлежать людям труда, а это и значит – всем, но не какой-то касте избранных, оно должно быть обобществлено,− таков здесь дальнейший ход мысли.

Великая Октябрьская социалистическая революция обобществила едва ли не решающую часть вещного богатства – средства производства, без которых создание трудом нового и нового богатства (прибавочного продукта, как это называется в политэкономии) практически невозможно.

Но у наиболее дальновидных деятелей Революции почти сразу же возникает мысль, что обобществить необходимо и прибавочный продукт, в противном случае полновластие трудящихся так и останется мечтой, сусальным пожеланием.

И в самом деле; ведь даже и при социализме доступ трудящегося к основному массиву вещественных богатств осуществляется через товарно-денежное обращение, через рынок, через обмен живого труда на какую-то долю, частицу потребительских благ.

Но каким же «владыкой мира» может считаться Труд, если он вынужден сам себя обменивать на свои же собственные материальные или культурные плоды?

И вот в СССР рождается гениальный большевистский ответ на этот запрос главной производительной силы всемирноисторический по своей значимости и характеру ; рождается сталинская экономическая модель, система обобществления прибавочного продукта, применение которой постепенно должно привести к «самоизживанию» закона стоимости, к исчезновению рынка в отношениях между Трудом и его результатами.

И мало того, взор обращается и на ту форму рынка, которая преспокойно процветает у нас в политической сфере. Ведь представительная демократия, которой мы по сию пору пользуемся, как чем-то само собой разумеющимся, по своей объективно-логической природе есть не что иное, как рынок власти, где эквивалентом денег служат голоса участников бесчисленных избирательных и прочих подобных процедур.

Справиться с этой головоломкой была призвана сталинская демократическая модель – программа всемерного развёртывания самокритики и массовой низовой критически-творческой инициативы. (http://cccp-kpss.narod.ru/mitingi/2012/M17-03-2012.htm.)

Судьба обоих сталинских прозрений в области социальной инженерии оборвалась на драматически-вопросительной ноте: экономическая модель, великолепно стартовавшая, была разрушена Либерманом, с пошедшим к нему в подручные Косыгиным, к реализации демократической модели, в общем-то, по разным причинам и не приступали. С возрастающей безотлагательностью обе они ждут большевистского прояснения и продолжения, и тот, кто не понимает их «отмыкающей» роли для социалистического и коммунистического будущего нашей страны, сегодня попросту не имеет права именоваться коммунистом, тем паче большевиком.

Со всей непреложностью, из 30-летней истории собственно Большевистской платформы в КПСС вытекает следующее:

БП в КПСС – единственный, пусть малый отряд нашего, прости господи, «комдвижения», который в самый разгар ельцинского беснования, во второй половине 1991 года устояла на позициях марксизма-ленинизма (точнее, учения Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина), не поддался на подначки «многопартийности», официально подтвердил свой статус и бренд Большевистской платформы в КПСС, заклеймил ельцинский режим как всецело нелегитимный, как «акт внутренней агрессии против народа», призвал коммунистов сохранять первички КПСС и продолжать работу в качестве членов Коммунистической партии Советского Союза. (http://cccp-kpss.narod.ru/arhiv/zakpss/Z201191.HTM).

Должно быть покончено с мифологией на тему о том, кто начал процесс «реанимации» КПСС после горбачёвско-ельцинского разбойного налёта на неё. Это сделала Большевистская платформа, которая наотрез отвергла бандитские «запреты» и «роспуски», в лице одного из своих членов, Ю.Суслина, потребовала перевести ход событий из разбойного в относительно легитимное русло и в буквальном смысле заставила тогдашнего члена ЦК КПСС А.Пригарина (4 января 1992г.) образовать Инициативную группу по созыву Пленума ЦК КПСС. Каковой Пленум и состоялся 13 июня 1992г.

Отсюда проистекли XX Всесоюзная партконференция, XXIX съезд КПСС, СКП­К−ПСС и всё прочее, а в конечном итоге – то, что КПСС, хотя и в деформированном виде, но продолжила своё присутствие на официальной политической арене. И это, согласитесь, гораздо лучше, чем если бы она вовсе оттуда исчезла.

Инициативу Платформы, правда, сумели оседлать и использовать в своих шкурных интересах околопартийные махинаторы, заблокировавшие воссоздание унитарной общесоюзной партии на XXIX съезде КПСС. Но и того, что реально для партии сделано, вовсе не так уж мало. А восстановление коммунистического авангарда общества в его должном облике и масштабе, это объективная неизбежность, и оно рано или поздно своим чередом совершится.

В 1995 году Платформа учредила Съезд граждан СССР как постоянно действующий орган (Движение граждан СССР), и Съезд сделал для СССР и Советского народа примерно то же самое, что для партии сделала Платформа.

В своей Декларации Съезд торжественно провозгласил неуничтожимость Советского народа и его государственности, нерушимость итогов Мартовского референдума и всё остальное, о чём можно в Декларации прочитать, и тем самым перечеркнул планируемые американцами политическое и юридическое «стирание» Советского народа с лица Земли, за которым должно было последовать его физическое истребление.

Должно быть покончено с нытьём об «отсутствии теории» у коммунистов.

Если у зюгановцев, у троцкиствующих «революционеров» и прочих теории, вот уж и впрямь,– не наблюдается, то пусть они о себе и говорят. А у большевиков учение Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина поднялось на новую, качественно высшую ступень своего развития – на стадию современного советского патриотизма, и нам горевать об отсутствии у нас теоретической «разведки» нашего грядущего не приходится.

Дорогие друзья,
        сегодня нашей целью было вкратце просуммировать 30-летнюю историю нашей организации: почему и для чего она возникла и в какой мере справилась с задачами, которые перед собой ставила.

Почему – потому что страна сбилась с исторически предначертанной ленинско-сталинской траектории своего социалистического и коммунистического развития.

Для чего – чтобы попытаться страну на эту объективно единственно правильную траекторию вернуть, а это означало, прежде всего, вернуть на эту траекторию мозговой центр страны – Коммунистическую партию, которой в ходе психоинформационной агрессии завладел враг и манипулировал ею в своих интересах.

В какой мере справились с задачами – вернуть Партию к жизни в том формате, который нужен был для дела, не удалось; она продолжила своё существование в ущербном виде СКП–КПСС, в котором исполнять обязанности идеологического и прогностического центра нации не могла и не может по сей день.

Но страна и народ не остались вовсе без интеллектуального начала. Функции мозгового центра перешли к учреждённому Платформой в 1995 году Съезду граждан СССР как постоянно действующему органу и его Исполкому. И СГ СССР произнёс всё то, что должна была произнести Партия, если бы она на тот момент существовала:
        что СССР есть страна, временно оккупированная глобалистским капиталом, и освободить её от оккупации должен Советский народ, заново консолидированный и организованный в Советы граждан СССР; что де-юре СССР продолжает существовать и сохраняет за собой всю свою правосубъектность; что Конституция СССР 1977 года де-юре продолжает действовать на всей его территории, и т.д.

Или вы, граждане, услышали всё это – и многое другое, чего здесь времени нехватит перечислять,– от каких-нибудь СКП–КПСС, КПРФ, РКРП, от реуновых с пеуновыми? Вы это услышали от Исполкома Съезда граждан СССР, давайте уже потихоньку привыкать смотреть правде в глаза и не сочинять небылицы вместо фактов.

И теперь, в чём же здесь для нас проблема и на текущий момент, и на будущее?

Ведь мы не снимали с повестки дня восстановление Партии «такой, как она должна быть», т.е. подлинно коммунистического интеллектуального авангарда нашего общества, нашего народа.

Проблема в том, что Партия, «как она должна быть», не может возродиться на базе антисталинизма и правотроцкизма, которые у нас господствовали безраздельно почти 70 лет, считая с 1956 года, и всё ещё никак не желают понять, что пора «сматывать удочки».

Сегодняшняя КПСС «как она должна быть»– это Партия на основе учения Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, с учётом того, что за истекшие десятилетия Учение поднялось на исторически новый, качественно высший уровень своего развития – на ступень современного советского патриотизма.

Причём, вместе с откровенным антисталинизмом должны быть отброшены и лживые, конъюнктурные имитации сталинизма, которые суть тот же антисталинизм, только в некоем маскарадном обличии.

Сегодня такой партии, которая не видит вредительского характера либермано-косыгинщины в экономике, не признаёт факта стратегического, в первую голову идеологического поражения СССР в Третьей мирвой войне и его оккупации транснациональным капиталом,– такой партии место не во главе страны и народа, а на свалке Истории.

Да здравствует КПСС XXI века – партия ленинско-сталинского большевизма, партия современного советского патриотизма!

Именно такую Партию мы нынче стремимся возродить через реализацию нашей давнишней идеи о создании Оргбюро Большевистской платформы повсюду в ячейках Движения граждан СССР и о наделении этих Оргбюро правами первичных парторганизаций КПСС.

Но, товарищи дорогие, вы и сами не можете не заметить, что эта работа – это предмет уже не нынешнего нашего заседания – но предстоящих нам форумов и обсуждений. И у нас на обозримую перспективу имеется в избытке, чем заняться и какой круг проблем решать,– уже не говоря о том, что и узловая головоломка вылезания из оккупации никуда не делась.

Итак, поблагодарим же Большевистскую платформу за её 30-летнюю (а на самом деле – куда более чем 30-летнюю) борьбу во имя торжества социализма и коммунизма!

И как бы мрачно ни выглядело окружающее, всё же на вопрос, где мы находимся, мы уверенно ответим, что переступили порог вхождения в наше коммунистическое завтра – вхождения, открытого и начатого ленинско-сталинским большевизмом XX – XXI столетий!

                                          Т.Хабарова

                                          Москва, 8 июня 2021г.

О нас Sergey Efridovich

Sergey Efridovich

Вас может это заинтересовать

Большевистская платформа КПСС

Большевистская платформа в КПСС – 2001 ПРОГРАММНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ Большевистская платформа в КПСС – правильно найденный …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *